УСЫНОВИЛИ.РУ

Полюблю, как родного.

Полюблю, как родного. Татарстанцы всё чаще предпочитают усыновлять детей, чем становиться им приёмными родителями. При этом они, как правило, не скрывают, что не являются биологическими родителями. О том, как взять ребёнка на воспитание, «АиФ Казань» рассказала руководитель Республиканского центра усыновления, опеки и попечительства Диана Хабибуллина.

Ожидание и реальность

Оксана Бирюкова, «АиФ-Казань»: Диана Раисовна, сколько времени обычно проходит от намерения взять ребёнка до исполнения этого желания?

Диана Хабибуллина: Все зависит от требований самих граждан к ребёнку, которого он хотят принять. Сегодня в республике на учёте состоят 592 ребёнка. Из них 70% — дети старше 10 лет. 284 относятся к категории инвалидов, 307 детей имеют ограниченные возможности здоровья. Конечно, основная часть усыновителей хотели бы принять в семью детей до пяти лет. Но, возможно, придётся ждать два или три года. Отмечу, что в базу данных очень редко попадают дети с 1 и 2 основной группой здоровья, ведь основная часть их — из асоциальных семей. Только 25% из детей, которые ставятся на учёт, — дети-сироты. Остальные 75% — это дети, чьи родители лишены родительских прав. Приёмные семьи, которые объективно подходят к выбору ребёнка, относительно быстро находят ребёнка.

— Учитывается ли мнение самого ребёнка при передаче в семью?

— Безусловно. Если он старше 10 лет, то уже имеет право сказать своё слово в суде. Если ребёнок младше, то с ним общаются психологи на предмет контакта с возможными родителями. Также органы опеки дают заключение о целесо­образности передачи конкретно этого ребёнка семье.

— Кто помогает справиться с проблемами, возникшими после передачи ребёнка?

— В Татарстане работают три центра содействия семейному устройству и сопровождения замещающих семей, а также центры сопровождения на базе детских домов. Как только граждане туда обращаются, к решению вопросов подключаются соответствующие специалисты — психологи, юристы, социальные педагоги. На этапах подбора ребёнка всестороннюю помощь оказывают специалисты нашего центра. Проблемы при принятии сироты в семью в любом случае неизбежны. Другой вопрос, насколько потенциальные родители готовы к ним. Чтобы снизить риски, как раз и существуют школы приёмных родителей и специалисты, готовые помогать родителям. Чаще всего востребована именно психологическая помощь.

— Что происходит, если родители не справились и решили вернуть ребёнка?

— Органы опеки обязаны контролировать жизнь детей в новых семьях. Для усыновителей период контроля более короткий — три года после приёма ребёнка в семью. Для приёмных родителей — до тех пор, пока не закончится договор. Поэтому в первый год органы опеки выходят в семью 5 раз — в первый месяц и раз в квартал. В последующие годы — раз в шесть месяцев. Во время этих встреч наши эксперты тщательно исследуют условия жизни и психологическое состояние ребёнка и родителей. Родители могут рассказать о своих проблемах, о сложностях у ребёнка в школе или семье, к их решению подключается служба сопровождения. Если не получается сохранить свои отношения и уже ничем невозможно помочь, ребёнок возвращается в учреждение, откуда был принят. Это большая травма для детей, ведь каждая история — судьба человека. В течение этого года в Татарстане приёмные родители вернули 26 детей, а в семьи были переданы 534 ребёнка.

Портрет родителя

— Кто, в основном, усыновляет детей и становится приёмными родителями?

— Большинство усыновителей — люди от 30 до 40 лет. А кандидаты в приёмные родители — граждане старше 40, те, кто вырастил и выпустил в жизнь своих детей и готов воспитывать приёмных, детей-сирот. Тенденция последнего времени: если раньше преобладало количество тех, кто готов стать приёмными родителями, то сейчас татарстанцы предпочитают усыновить или удочерить ребёнка. В нашем центре сейчас 147 потенциальных приёмных родителей и 227 усыновителей. Люди готовы сразу брать ребёнка, как родного.

— Можно ли заранее понять, справится ли конкретная семья с родительской миссией?

— Сейчас всё делается для того, чтобы максимально снизить возможные риски. Требования к гражданам повышаются. Скорее всего, в дальнейшем будут проводиться психологические тестирования для наиболее полного представления о том, какой ребёнок нужен семье и какие родители нужны этому ребёнку. Это поможет избежать многих ошибок.
Многие из детей, состоящих на учете, — выходцы из многодетных семей. Только в этом году у нас одна семья из семи детей, две семьи — из шести, одна — из пяти, три — где четверо братьев или сестёр. И в банке данных таких детей 68%. Если они воспитывались вместе, то очень нежелательно их разделять, в интересах каждого ребёнка дальнейшую судьбу ребят решают органы опеки.

— Те, кто обращаются в ваш центр, это, в основном, бездетные пары?

— Основная часть усыновителей — 76% — указывают в анкете невозможность иметь собственных детей. Среди приёмных родителей чаще всего это люди, которые уже вырастили своих детей. Что более приветствуется нами, так как у них уже есть опыт воспитания. Кстати, об опыте: на базе казанского центра содействия семейному устройству более 100 человек прошли обучение в рамках программы профессионального родительства. Это те, кто уже воспитывает приёмных детей и готов получать новые знания, повышать свои компетенции.

 С большой любовью в сердце

— Кто из родителей и усыновителей вам больше всего запомнился?

— Есть семья, которая приняла двух детей-инвалидов с глубокой умственной отсталостью. Первую девочку вырастили настолько самостоятельной, что она даже получила профессию и работает, получила собственное жильё, они продолжают её патронировать. Они научили её готовить, вышивать. То есть практически полностью социализировали её. А второго ребёнка они усыновили и тоже успешно воспитывают.

Благодаря проекту «Видеопаспорт ребёнка» удается найти родителей для детей-инвалидов. У одного ребёнка с самого рождения не было ручек, никак не находились для него родители. После того, как на федеральном канале была рассказана его история, нашлась семья из другого региона. Сейчас он с большим удовольствием ходит в школу, у него появились друзья. Или малыш, у которого с рождения недоразвиты кисти и стопы, он пережил неудачный опыт в приёмной семье, был возвращён в детский дом, после информации на федеральном канале нашлась его новая семья, сейчас у него всё хорошо.

— Осознанно стать родителями для «сложных» деток? Это какие-то особенные люди с огромным сердцем!

— Я тоже так думаю. Фактически они жертвуют своим временем и силами ради любви к этим детям. Уже одно то, что они готовы ехать за ними в другой регион, о многом говорит.


Источник: woman.rambler.ru
Фото из фотобанка